Обратно к выставкам

«Он победил и время, и пространство»

( к Дню памяти А.С.Пушкина)

Комментарии
Составитель - О.А. Цыбулькина Редактор - Ю. Митина
26 января 2018 г.

***

Быть может, в Лете не потонет
Строфа, слагаемая мной;
Быть может (лестная надежда!),
Укажет будущий невежда
На мой прославленный портрет
И молвит: то-то был поэт!

Феномен Пушкина в том, что с веками и десятилетиями он не отдаляется от нас, а почему-то становится все ближе и ближе... Не иссякает живой интерес пушкиноведов, литературоведов и просто поклонников к жизни и творчеству поэта. Нет, наверное, в российской исторической науке другого человека, чья жизнь была бы изучена столь скрупулезно, а перепитии его трагической судьбы вызывали бы такой интерес и 200 лет спустя. На первый взгляд кажется, что ничего нового о Пушкине сказать уже нельзя. Жизнь поэта расписана не только по часам – по минутам. Нанесены на карту пушкинских мест все населённые пункты, в которых он когда-то побывал и через которые проезжал. Давно выявлен и изучен круг людей, находившихся в родственных или дружеских отношениях с поэтом. Но это только на первый взгляд.

Значение личности и творчества Пушкина для всей русской культуры в целом и для каждого из нас в отдельности кратко, но емко выразил литературный критик Апполон Григорьев в 1859 году на страницах журнала «Русское слово»: « А Пушкин - наше всё… Он наше всё – не устану повторять я…». После чего на полтора с лишним века это стало аксиомой при изучении всех сфер жизни Александровской эпохи.

Но что такое «всё»? И почему русская литература и русское «всё» начались именно с Пушкина? И каков смысл имени «Пушкин» сейчас, после того, как рухнули такие великие царства и смешались такие разные языки, когда потеряли вес и значение казавшиеся такими незыблемыми тома, когда ценность человеческой жизни не больше, чем во времена Пугачева, когда «Руслана и Людмилу» уже не читают люди старше одиннадцати лет, когда книга как таковая отчасти утратила свой престиж? Да имела ли какие-нибудь последствия  жизнь Пушкина, если семь поколений спустя литература в России менее влиятельна, нежели при Николае I ?

По размышлении выясняется, однако, что ни невежество потомков, ни относительный упадок книгоиздания вовсе не умаляют последствий Пушкина. Он оказался важнее своих текстов. Даже если его вовсе не читать, из пушкинского притяжения сегодня не выйти никому. Он отчасти предугадал, отчасти слепил, отчасти объяснил сегодняшних нас. И в этом смысле Пушкин действительно наше «всё».

О жизни Пушкина

Анненков, Павел Васильевич (1813 - 1887) . Александр Сергеевич Пушкин в александровскую эпоху : 1799-1826 гг. / П. В. Анненков .— Санкт-Петербург : Тип. М. М. Стасюлевича, 1874 .

«Характеристика поэта, как человека и замечательного типа своего времени, не только не подвинулась вперед с эпохи его неожиданной смерти в 1837 году, но еще спуталась, благодаря тенденциозности одних толков о нем и одностороннему панегирическому тону других. В виду близкого открытия памятника, которым Россия намеревается почтить заслуги Пушкина делу воспитания благородной мысли и изящного чувства в отечестве, на совести каждого, имеющего возможность пояснить некоторые черты его нравственной физиономии и тем способствовать установлению твердых очертаний для будущего его облика — лежит обязанность сказать свое посильное слово, как бы маловажно оно ни было…

Если нам удастся одинаково устранить два противоположных воззрения на Пушкина, существующие доныне в большинстве нашего общества, из которых одно представляет его себе прототипом демонической натуры, не признававшей ничего святого на земле, кроме своих личных или авторских интересов, а другое, наоборот, целиком переносит на него самого всю нежность, свежесть и задушевность его лирических произведений, считая человека и поэта за одно и то же духовное лицо, — то цель очерка будет вполне достигнута. Прибавим в заключение, что мы положили себе правилом не повторять в нем фактов и подробностей, однажды напечатанных, так как полагаем, что русской публике должно быть известно все сообщенное ей об одном из замечательнейших ее соотечественников.»

Тыркова-Вильямс А. В. Жизнь Пушкина : в 2 т. / Тыркова-Вильямс А. В. — Москва : Три века истории, 2000. — Т. 1 : 1799-1824. — 432 с. : ил. ; Т. 2 : 1824-1837. — 516 с. : ил.

Автор книги "Жизнь Пушкина", Ариадна Владимировна Тыркова-Вильямс (1869-1962), более сорока лет своей жизни провела вдали от России. Неудивительно поэтому, что ее книга, первый том которой вышел в свет в Париже в 1929 году, а второй - там же почти двадцать лет спустя, оказалась совершенно неизвестной в нашей стране. А между тем это, пожалуй, - наиболее полная и обстоятельная биография великого поэта. Ее отличают доскональное знание материала, изумительный русский язык (порядком подзабытый современными литературоведами) и, главное, огромная любовь к герою, любовь, которую автор передает и нам, своим читателям.

Предисловие

«До сих пор ни частные издатели, ни Академия наук, ни Пушкинский Дом не напечатали всего Пушкина, полностью. В России, вопреки всем катастрофам и потрясениям, создался и все еще растет культ Пушкина. Существует огромная Пушкиниана. Но никто не издал всего, что его рукой написано, переписано, отмечено, перечеркнуто, зачеркнуто, никто не опубликовал его сочинений целиком. Отсутствие исчерпывающего текста затрудняет, беднит работу исследователя, тем более биографа. Не зная всех вариантов, как проследить рождение и движение стихов, а в них ключ к пониманию его таинственной души. Его поэзия и его характер, его работа над рукописью и его работа над собой, над своим творчеством и над своим духом так слиты, что разъединить их нельзя… Мне было очень трудно писать о Пушкине. И очень радостно. Ощутить, впитать в себя очарование, излучающееся от гениальной личности, – великая радость. И если читатели разделят ее со мной, моя работа не пропадет даром.»

Ариадна Тыркова-Вильямc
28 декабря 1928 г.

Благой, Дмитрий Дмитриевич. Душа в заветной лире : очерки жизни и творчества Пушкина / Д. Д. Благой .— 2-е изд., доп. — М. : Советский писатель, 1979.

Книга одного из крупнейших российских пушкинистов Д. Д. Благого посвящена тем основным проблемам творчества и личности Пушкина, которые, несмотря на огромное количество литературы о нем, все еще остаются недостаточно разработанными или слишком односторонне понятыми. Творчество Пушкина осмысляется автором в русле развития мировой литературы, на уровне таких величайших явлений ее, как творения Данте, Шекспира, Вольтера, Байрона, Гёте. Углубляются и уточняются место и роль Пушкина в развитии освободительного движения; обстоятельства личной жизни поэта и истинные причины его гибели. Раскрываются основные эстетические свойства его поэзии, придающие ей невыразимое обаяние. Устанавливается на одном особенно выразительном примере активное "присутствие" наследия Пушкина - "его души в заветной лире" - в последующем развитии русской литературы.

Духовный труженик. А. С. Пушкин в контексте русской культуры : к 200-летию со дня рождения А. С. Пушкина / РАН. Ин-т русской литературы (Пушкинский дом). — Санкт - Петербург : Наука, 1999.

Представленный сборник статей посвящен рассмотрению историко-культурной модели жизни русского общества пушкинского времени. Потребность восстановления корней русской жизни и серьезной оценки духовного пути поэта - без преувеличения его вольнодумства и без впадения в идолопоклонство - объединяет коллектив авторов. Их совместный труд обращен не только к прошлому, но и к настоящему и будущему, поскольку внутренним объединяющим мотивом книги является известная мысль И.А. Ильина о том, что история личного развития Пушкина "раскрывается как постановка и разрешение основных проблем всероссийского духовного бытия и русской судьбы".
В основу книги положены работы авторов серии "Пушкинская эпоха и Христианская культура" (Спб., 1993-1998) и участников Христианских Пушкинских чтений в Санкт-Петербургском Центре Православной Культуры (1992-1998).

Маймин Е. А. Пушкин : жизнь и творчество / Е. А. — Москва : Наука, 1981. — 207, [2] с.

Начало пути

«Удивительное и прекрасное имя — Пушкин! Чем оно стало для нас? Мы совсем не часто задаем себе такого рода вопросы. И не потому, что недостаточно ценим Пушкина. Пушкин для нас само воплощение поэзии, синоним высокого слова Поэт. Он всегда с нами и в нас. Как небо, как воздух, как земля, о которых мы не часто думаем и вспоминаем, потому что просто не осознаем себя без них, потому что они всегда для нас есть».

Чулков Г. И. Жизнь Пушкина / Г. Чулков. — Москва : Республика, 1999. — 447 с., [8] л. ил., портр. : ил.

Георгии Чулков (1870-1939) , известный поэт и прозаик, литературный и театральный критик, издатель русского классического наследия. Его книга "Жизнь Пушкина" - одно из лучших жизнеописаний русской гения. Приуроченная к столетию гибели поэта, она прочно заняла свое достойное место в современной пушкинистике. Главная идея биографа - неизменно расширяющееся, углубляющееся и совершенствующееся дарование поэта. Чулков точно, с запоминающимися деталями воссоздает атмосферу, сопутствовавшую духовному становлению Пушкина. Каждым этап он рисует как драматическую сцену. Необычайно ярко Чулков описывает жизнь, окружавшую поэта, и особенно портреты друзей - Кюхельбекера, Дельвига, Пущина, Нащокина. Для каждого из них у автора находятся слова, точно выражающие их душевную сущность. Чулков внимательнейшим образом прослеживает жизнь поэта, не оставляя без упоминания даже мельчайшие подробности, особенно те, которые могли вызвать творческий импульс, стать источником вдохновения, как символист делает акцент не на сухих фактах биографии, а на душе поэта, создавая уникальное для своего времени произведение.

Лотман, Юрий Михайлович. Александр Сергеевич Пушкин : пособие для учащихся / Ю. М. Лотман .— Ленинград : Просвещение. Ленингр. отд-ние, 1982 .

В исследовании "А.С.Пушкин. Биография писателя", являющемся стандартом пушкиноведения, на основе богатого фактического материала ученый показывает стадии развития поэта как личности и творца, вписывает его жизнь в большую Историю, европейскую и русскую. Автор выстраивает биографию Пушкина как самобытное и завершенное высокохудожественное творение. Широко показана политическая, общественная, культурная жизнь эпохи, в которую жил и творил Пушкин, его окружение — родные, друзья, соратники по литературному труду. Особое внимание уделено связям Пушкина с революционным движением своего времени, с передовым литературным движением эпохи. Жизнь и личность Пушкина предстают в книге в двухсторон­ней связи с эпохой: будучи сформированы своим временем и тесно связаны с ним, они в свою очередь активно воздействуют на историческое развитие России.

Эйдельман, Натан Яковлевич. Статьи о Пушкине / Н. Эйдельман .— Москва : Новое литературное обозрение, 2000 .— 457 с.

Книга известного историка, литературоведа, писателя и публициста Натана Яковлевича Эйдельмана (1930-1989) объединяет его работы о Пушкине, которые не входили в прижизненные авторские монографии. В сборнике представлены сочинения разных жанров: публикации документов из архива жандармского чиновника П.И.Миллера, исследования об отношениях Пушкина и Карамзина, Пушкина и Чаадаева, о восприятии поэтом идей Французской революции, о его окружении и обстоятельствах последних месяцев жизни; в заключительном разделе собраны рецензии Эйдельмана на книги о Пушкине Ю.М.Лотмана и других авторов.

Пушкинский Петербург : [альбом] / авт.-сост. А. М. Гордин. — [Изд. 2-е, доп.]. — Санкт-Петербург :Худож. РСФСР, 1991. — 105, [2] с. : ил., цв. ил.

Цель этой книги - развернуть перед читателем панораму пушкинского Петербурга, по возможности подробно обрисовать все существенные стороны его жизни.Авторы использовали в своей работе обширную научно-историческую, мемуарную и справочную литературу, а также газеты, журналы, архивные документы первой половины XIX века. Перед читателем предстает Петербург пушкинской поры, увиденный глазами человека наших дней.

«Современникам Пушкина было легко утверждать, что Пушкину удалось творчески воссоздать облик любимого им города на Неве ярче, точнее и совершеннее, чем это могли сделать до него многие другие поэты и художники. Наше восприятие города и его отображения в искусстве значительно более сложно, чем более естественное и простое  сопоставление и сближение, которое удавалось сделать его старинным жителям. Это происходит прежде всего потому, что на пушкинские строфы о Петербурге наслоились другие литературные воссоздания города, если не всегда столь же совершенные, то во всяком случае  очень индивидуальные и своеобразные. Во-вторых, наше восприятие усложнено бесконечно большим и лучшим пониманием особенностей пушкинского гения, чем то, каким располагали люди его эпохи.»

***

В 1836 г. Пушкин добился права издавать свой собственный журнал под названием «Современник». Будучи одним из первых серьезных периодических изданий, в котором актуальные проблемы маскировались иносказаниями и намеками, «Современник» не приносил ни денег, ни славы. Финансовые проблемы  дали о себе знать, и два последних, прижизненных тома журнала Пушкину более чем наполовину пришлось заполнить своими произведениями. В этих выпусках свет увидели «Пир Петра I» и «Скупой рыцарь», «Капитанская дочка» и «Рославлев», «Из А. Шенье», «Путешествие в Арзерум», «Родословная моего героя», «Сапожник» и «Джон Теннер». Пушкин мечтал расширить программу издания, пригласить в журнал Белинского. Однако трагическая смерть  в 1837 г. помешала осуществлению журнальных планов поэта.

Современник, литературный журнал А. С. Пушкина, 1836-1837 : Избр. страницы : Для ст. шк. возраста / Составление, вступ. ст., примеч. и слов. С. А. Кибальника .— М. : Сов. Россия, 1988 .— 378,[2] с.

"Джон Теннер"

С некоторого времени Северо-Американские Штаты обращают на себя в Европе внимание людей наиболее мыслящих. Не политические происшествия тому виною: Америка спокойно совершает свое поприще, доныне безопасная и цветущая, сильная миром, упроченным ей географическим ее положением, гордая своими учреждениями. Но несколько глубоких умов в недавнее время занялись исследованием нравов и постановлений американских, и их наблюдения возбудили снова вопросы, которые полагали давно уже решенными. Уважение к сему новому народу и к его уложению, плоду новейшего просвещения, сильно поколебалось. С изумлением увидели демократию в ее отвратительном цинизме, в ее жестоких предрассудках, в ее нестерпимом тиранстве. Все благородное, бескорыстное, все возвышающее душу человеческую — подавленное неумолимым эгоизмом и страстию к довольству (comfort); большинство, нагло притесняющее общество; рабство негров посреди образованности и свободы; родословные гонения в народе, не имеющем дворянства; со стороны избирателей алчность и зависть; со стороны управляющих робость и подобострастие; талант, из уважения к равенству, принужденный к добровольному остракизму; богач, надевающий оборванный кафтан, дабы на улице не оскорбить надменной нищеты, им втайне презираемой: такова картина Американских Штатов, недавно выставленная перед нами.

Последняя дуэль Пушкина : по материалам уголовного дела : [сборник] / [ред. В. Игнатенко]. — Санкт-Петербург : Изд. дом "Ленинград", 2013. — 797, [2] с.

Пожалуй, нет в русской литературе и истории более загадочного и трагического события, чем последняя дуэль поэта Александра Сергеевича Пушкина и Жоржа Дантеса. Дуэль между ними состоялась 27 января 1837 года. Потом были похороны, слезы, трагедия и... бесконечное судебное разбирательство. Ведь сопричастными к дуэли оказались многие, вплоть до самого императора, бывшего поклонником фатальной красоты Наталии Николаевны... По Петербургу поползли многочисленные слухи. А как на самом деле обстояло дело? Ответом на вопрос и является предлагаемый сборник. Составители очень тщательно отобрали материалы для сборника, которые на сегодняшний момент все без исключения являются библиографической редкостью. В качестве приложения в сборнике помещены и реальные юридические документы: тот загадочный и засекреченный том, хранившийся в архивах русского сыска, - книга под названием "Судебное дело А.С.Пушкина".

Ласкин С. Б. Вокруг дуэли : док.повесть. — Санкт-Петербург : Просвещение, 1993. — 255с.

Документальная повесть С. Ласкина «Вокруг дуэли» построена на основе новейших историко-архивных материалов, связанных с гибелью А. С. Пушкина.Автор — писатель и драматург — лично изучил документы, хранящиеся в семейном архиве Дантесов (Париж), в архиве графини Э. К. Мусиной-Пушкиной (Москва) и в архивах Санкт-Петербурга.В ходе исследования выявилась особая, зловещая роль в этой трагедии семьи графа Григория Александровича Строганова, считавшегося опекуном и благодетелем вдовы Пушкина Натальи Николаевны.

Ободовская И. М. Вокруг Пушкина : Неизвестные письма Н. Н. Пушкиной и ее сестер Е. Н. и А. Н. Гончаровых / И. М. Ободовская, М. А. Дементьев. — 2-е изд., доп. — Москва : Сов. Россия, 1978. — 302 с.

«В письмах сестер Гончаровых имеется довольно много прямых упоминаний о Пушкине. На первый взгляд, они могут показаться не столь уж существенными. Но Пушкин стал таким крупнейшим явлением нашей исторической жизни, такой неотъемлемой ча­стью всего нашего духовного мира, что каждая новая деталь его биографии представляет несомненную ценность. Мало того, в дан­ном случае даже эти попутные упоминания очень важны - они ри­суют теплые отношения, сложившиеся между членами "большой" пушкинской семьи, в которую прочно вошли в эту пору и обе сест­ры Натальи Николаевны. При этом лишний раз проступают обаятельные черты - высокое благородство, "лелеющая душу гуман­ность" (слова Белинского) натуры Пушкина не только писателя, но и человека…»

Дружников, Юрий И. Дуэль с пушкинистами : [полемическое эссе] / Ю. И. Дружников .— Псков : Псковская областная типография, 2004 .— 379 с. : ил .

«Весьма ироническое эссе об Александре Сергеевиче, его жене, возлюбленных, друзьях и врагах, о лицах, связанных с ним родством, знакомством или интересами, таких, как царь Николай Павлович, генерал ФСБ Бенкендорф и генсек Иосиф Виссарионович, а также биографах Пушкина, которым брошена перчатка»

Синдаловский Н. А. Жизнь и смерть поэта Александра Пушкина в городском фольклоре / Н. А. Синдаловский // История Петербурга. — 2005. — № 4(26). — С. 56-65 : ил.

«… Он не собирался умирать. Любящий муж, многодетный отец, человек с обостренным чувством долга, полный творческих планов и замыслов не мог так легко и просто рассчитаться с жизнью… Работы на земле было много. Да и сама дуэль не обязательно предполагала  смертельный исход … На  дуэль он шел покарать того, кто дерзнул посягнуть на честь его жены, на его честь как Поэта и Человека.»

Офенбах П. Ф. Все о Пушкине. — Санкт-Петербург : Изд. Дом Громова, 1997. — 319 с.

«О Пушкине написано огромное количество специальных научных исследований и популярных изложений биографии и творчества. Но последняя точка не будет поставлена никогда. Каждая новая книга, обобщая предыдущие, приоткрывает перед нами все новые грани его удивительной личности и заставляет по- иному взглянуть на его творчество.»

***

 «Русская поэзия родилась под счастливой звездой Пушкина. Идут века, а звезда гения славянского мира путеводно горит на небосклоне проникновенного слова. От колыбели до последней дороги живёт в каждом из нас свой Пушкин образом, строкой, мыслью, страстностью и убежденностью. Сначала сказка захватывает дух и полонит воображение, потом стихи врываются со стихией мороза, метели, с однозвучным колокольчиком, внезапно и властно возникает «чудное мгновенье» — и так неотступно и желанно для нас идёт с нами великий поэт, учит жить и понимать жизнь во всей её неповторимости и сложности.»

При составлении текста использовались материалы из книги : Пушкинская энциклопедия : 1799-1999 / Ред. Е. Варшавская, М. Панфилова .— Москва : АСТ, 1999.

Составитель выставки - Цыбулькина О.А.

Полный библиографический список к выставке

Галерея

Библиографический список выставки

Комментарии